June 29th, 2016

Ждали

Токсичные родители в коротком изложении

Ниже - текст, найденный на одном сайте - короткое изложение книги "Токсичные родители". В конце дана ссылка. Я всегда (с юности) задумывался - почему на улицах так много злобных, перекошеных, агрессивных морд? Никто не говорит, что все должны радостно ухмыляться и все время хохотать. Речь о внутренней душевной доброте, определенном, благожелательном к окружающим взгляде на мир - все это отображается в лицах, в глазах. Иногда просто нормального лица не встретишь, с добрыми глазами... В то время я еще думал, что будь моя воля - всем бы насильно прописал пить феназепам, для успокоения злобы...
Вопрос остается открытым, но многое идет из детства. Если тема близка - советую еще прочитать
"Аномалии родительской любви" игумена Евмения.

***************************************************************

Введение


Закончив написание этого файла, который представляет собой приблизительный перевод книги Сьюзан Форвард «Токсичные родители», я отложил бумаги в сторону и не стал их никому показывать, хотя и обещал. «Нельзя, думал я. Это может быть неправильно понято. Не все смогут провести черту между ненавистью ко злу как таковому и ненавистью к человеку, который хотя и творит зло, но не является демоном. Ненавистью жить нельзя. Многие, активно боровшиеся с фашизмом, будучи в концлагерях, вернувшись к нормальной жизни – покончили с собой, потому что ненавистью жить нельзя и ради ненависти – тоже. А в результате прочтения этой работы многие могут возненавидеть своих близких и не у всех может хватить ума, такта, чтобы, возненавидев плохое поведение, не возненавидеть самого человека, который, к тому же – тебя кормил, расти, и пытался наверно любить, как-нибудь. Не все сразу смогут распутать сложную структуру – кто на кого и как влияет, которую до конца в принципе распутать невозможно – поэтому-то и нельзя людям осуждать людей. И, наконец, самое главное – в наше время слишком распространен радикализм. Малейшее расхождение взглядов, мнений ведет к вспышке злобы и вражды. Текст этой работы должен быть растворен многим терпением, сдержанностью, незлобием, умом, что отнюдь не повсеместны в наши дни»


И так работа лежала, пока однажды утром я не услышал, как орет отец на мою сестренку за то, что она – одетая в черный костюм и белую рубашку – одела рубашку с длинными манжетами. (Абсурдность этой претензии была абсолютная. Манжеты не нарушают никакого делового стиля)

- Ты едешь в банк или на дискотеку?
- Что ты на меня кричишь?- всхлипывала сестренка
- Я не кричу! – орал отец.

Еле сдерживая слезы, сестренка пошла искать то, что могло бы угодить отцу, а я увидел, как внутри неё гаснут радость, инициативность, уверенность в себе, желание жить и творить, как тает её чувство собственного достоинства и в душу вселяется парализующий страх, тревога, апатия, безразличие ко всему на свете, в т.ч. и к себе.

Но это увидел я – сама она все это пережила, но не увидела и не поняла, что только что произошло. И я знаю, что когда, после очередной рюмки, отец вечером начнет петь: «моя дочурка, моя единственная, моя доченька» – она снова ему поверит и будет пытаться совместить в своей душе несовместимое, и все снова и снова будет повторяться, пока её личность не деформируется очень сильно.
Collapse )