March 23rd, 2018

Ждали

По следам наших публикаций

Еще в январе, рассказывая про открытие для доступа народных масс швартовочной стенки в этом посте я сфоткал кокойто подозрительный забор с колючей проволокой. И вот, исследуя его и пройдя десятки километров по замерзшей тайге, среди звериных троп удалось найти запрятанный плакат и спалить контору. Под катом несколько десятков фоток плюс результаты проверки палева алиен-детектором.



Read more...Collapse )
Ждали

Как выбирали П.

Как-то я работал в составе комиссии, еще разок был наблюдателем.
Поэтому все, что описано ниже - правда.

ИСТОЧНИК


КАК Я ПОБЫВАЛ НАБЛЮДАТЕЛЕМ (не для слабонервных, уведите детей от экрана (30+))

В этой публикации я сообщу хронологию нарушений, зафиксированных мною в качестве наблюдателя, осуществлявшего наблюдение за выборами на избирательном участке №1410

То, что нарушения есть, стало ясно еще днем, пока шло голосование. Чем ближе было его окончание, тем отчетливее в воздухе пахло паникой и страхом. Весь президиум комиссии метался из угла в угол, постоянно перешептывался, а такой активной работы с бумагами, которую они устроили, я давно не наблюдал. Я просто терпеливо ждал. Я не отлучился из помещения ни на секунду, я наблюдал за каждым движением, фиксировал каждое значимое событие или слово, записывал фактическое количество опущенных в урну бюллетеней. Сложнее всего было не ходить в туалет, но я справился. Я вытерпел больше 20 часов.

Первое существенное нарушение состояло в том, что избирательной комиссии не были выданы на руки бюллетени в полном объеме. Они добавлялись дозировано, с учетом фактической явки, чтобы на конец дня на столе оказалось минимальное их число – именно из них позднее должно сложиться число непроголосовавших. Таким образом, обеспечивается высокая явка. Остальные бюллетени остаются спрятанными, чтобы в нужный момент появиться. На каком этапе – об этом позднее. В последний час работы избирательного участка председатель добавила на столы членов комиссии примерное количество бюллетеней, которые не жалко зафиксировать как непроголосовавшие. Позднее у вас возникнут вопросы, а что же остальные наблюдатели? Почему они не вмешались в процесс, если нарушения настолько вопиющи? Поясняю – подавляющее число наблюдателей на провинциальных выборах – это либо лица, входящие в узкий круг тех, кто заправляет всеми делами в городе, либо это назначенные немощные люди, задачей которых является просто сидеть в углу и страдать. На моём участке были и те, и другие.

Наблюдателем наделенным правом совещательного голоса была женщина, занимающая одну из ключевых должностей в больнице. Перед ней лежала рукописная таблица с внесенными в неё данными по состоянию голосования на каждые 3 часа работников разных медицинских подразделений. Все время через сообщения и посредством звонков она принимала данные и вписывала их в таблицу. Перед ней стояла задача обеспечить стопроцентную явку работников медицинских учреждений города. Она занималась этим весь день. Происходящее на участке её нисколько не интересовало, как и двух её, по всей видимости подопечных, выдвинутых от каких-то независимых кандидатов. Дедушка от КПРФ мирно дремал в сторонке, в перерывах между сном рассказывал разные истории тем, до кого удавалось дотянуться и самолично признался, что голосует за путина, так как больше не за кого.

Итак, чем ближе подходило время окончания голосования, тем сильнее проступала испарина на председателе комиссии, которая в этот момент еще не подозревала, что её ждет дальше, но, судя по всему нехорошие предчувствия её не покидали. Обращаю внимание, что подсчет голосов по закону должен начаться немедленно после завершения голосования, при этом, каждый следующий этап подсчета осуществляется после полного завершения предыдущего, значение которого должно вноситься в так называемую увеличенную копию протокола – большой плакат, куда вносятся все значения и который обязан висеть на всеобщем обозрении. Увеличенный протокол не был вывешен, но это не помешало объявить начало процедуры подсчета. Первым делом секретарь взяла, любезно отмеренную ранее председателем небольшую стопку неиспользованных бюллетеней со стола членов комиссии и приступила к подсчету.

Председатель, в нарушение закона о последовательности этапов подсчета предложила не ждать, пока секретарь справится со своей задачей и бросилась открывать переносные ящики для голосования – это является грубым нарушением. На замечание, что допускается нарушение, никто из комиссии не отреагировал. Никто не заботился о том, чтобы число бюллетеней в переносных ящиках оказалось равно числу заявлений, поступивших в участок для проведения выездного голосования, но я, конечно же, поинтересовался. Заявлений оказалось 33. Бюллетени из ящиков были извлечены и закрытая телами своих сообщников по совершению преступления одна из членов комиссии, принялась судорожно их пересчитывать, загибая уголки. Удостовериться в правильности подсчета не было никакой возможности, так как члены комиссии начали принимать меры для отвлечения внимания и лишения меня возможностей убедиться в правильности подсчета. Бюллетеней было очевидно больше и руки члена комиссии тряслись, а лицо стало пунцовым.

Read more...Collapse )
Tags: